Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение "Cредняя общеобразовательная школа с углубленным изучением отдельных предметов №104 г.Челябинска"

454016 г. Челябинск, ул. Братьев Кашириных, 103б
ДИРЕКТОР
ПЕТРОВА ОЛЬГА ВИКТОРОВНА
Часы приема: среда 1500- 1700
ПРИЕМНАЯ:

+ 7(351) 797-23-15

mou-104@mail.ru
ВАХТА

+ 7(351) 793-03-11

mou-104@mail.ru


Новгородов Михаил Николаевич

Новгородов Михаил Николаевич

Моя судьба

Родился я 25 сентября 1923 года в семье Уральского казака Новгородова Николая Парфировича и моей матери Александры Васильевны, в селе Лучовское, Челябинского уезда, Екатеринбургской губернии.

Отец занимался единоличным хозяйством, имел 5 гектаров пашни, пару лошадей, четырёх коров, свою усадьбу. В семье нас было четверо детей: Иван, Августа, Нина и я.

Отец участвовал в гражданской войне в Красной коннице по разгрому армии Колчака по освобождению Урала и Сибири до города Читы. В ходе войны был ранен.

В период новой экономической политики большевистской партии сельское хозяйство России пошло в гору. Увеличивалось количество зерновых, количество скота, птицы. Бедные хозяйства в короткий срок становились средними.

Дети в семье очень рано приобщались к труду. В возрасте 6-7 лет отец брал меня на пашню, и мы с ним пахали поле, я верхом на лошади, а он за плугом. Мне доверялось поить лошадей. Я кормил быков, овец, гусей, кур. Я носил дрова, ловил рыбу.

Казаки-станичники строили или покупали дома, хорошо одевались. В станице была открыта библиотека, четырёхклассная школа. Население, в основном, было малограмотным, т.е. не умели читать и писать, а многие писали только свою фамилию. В станице проживало тогда около 500 семей, дома у богатых были кирпичные, у большинства пятистенные, с каменными кладовыми и амбарами, конюшнями, погребами, банями. Двор и улицы крестьяне содержали в абсолютной чистоте. Казаки были чистоплотными и ухоженными. Главной книгой для детей бала библия и Евангелие. Из культурных учреждений была православная церковь. Посещение церкви считалось обязательным.

В 1929(1930) году отец вступил в колхоз „Гигант”, который в 1930 году получил богатый урожай. В этом году отец купил нам с братом балалайку. Отец и мать, и брат отца Иван Парфирович обладали удивительными голосами, знали много старинных казачьих песен, которые мы переложили на музыку.

Летом, в период сенокоса, отец часто брал меня в колхозную бригаду на луга, где мы играли с ребятами и купались в реке, ловили рыбу и раков, а вечером после ужина казаки садились в круг и пели песни времени гражданской войны и старинные казачьи песни.

Труд в деревне был очень тяжелый – по 16–17 часов в день. Так я постепенно познавал в свои детские годы суровые законы жизни человека на земле.

Через чтение библии и рассказов неграмотной материи познавал окружающий меня внешний мир и „астрономию”. Я знал, что Бог создал небо, солнце, луну, человека, добрых и злых духов, что бог молнией наказывает грешных людей, а гром в небе создает колесница, на которой едет Илья- пророк, что все происходит в природе от бога. Бог все видит и все знает о человеке. Все люди-грешники будут отвечать перед судом Бога. Бога боялись и почитали. Боялся и я. Мама моя была глубоко верующая всю свою жизнь. Отец был остистом, попов не любил, не верил в их святость за нарушение ими религиозных заповедей, за обман людей.

В 1931 году я поступил учиться в первый класс начальной школы. В этом же году в нашей станице закрыли церковь, сняли колокола. Часть икон верующие растащили по домам. Поп Архип Иванович стал преподавателем в моем классе. Это был красивый, образованный учитель, прекрасно играл на скрипке, обладал громоподобным басом. Его верующие женщины любили. Его образ и педагогическая деятельность глубоко запали в мою душу по следующим обстоятельствам. В первом классе за партой мы сидели с Ваней Дуровым. Он был невнимательным, не усидчивым, мешал мне писать, за что получил от меня оплеуху, Архип Иванович заметил, перестал писать на доске и внимательно посмотрел на нас, ничего не сказав, медленно шел к задней парте – к нам. Сказал Ване: «Возьми за ухо Мишу» – Ваня взял. Потом говорит мне: «Миша возьми Ваню за ушко!»– я взял. А потом говорит: «А теперь тяните за уши друг друга». Что мы и сделали с большим удовольствием и так усердно тянули, что у обоих выступили слёзы.

На второй день я за свои слёзы отплатил Ване второй оплеухой. Он завыл на весь класс. Учителю весь класс указал на меня.

Архип Иванович, мой бывший батюшка, человеколюб твердым шагом подошел ко мне, не сказав не слова в мой адрес. Согнув указательный палец правой руки, резко нанес мне удар по переносице. У меня хлынула кровь и попала на рубашку. Учитель сказал: «Миша, выйди в коридор, промой нос и вернись в класс». Что я и сделал. В классе была абсолютная тишина. С этого момента в классе я на всю жизнь запомнил, что дисциплину на уроке и в школе нарушать нельзя. В то время в начальной школе, в 3 – 4 классах учились 15 – 16 летние ученики. Они провоцировали на переменах для своей утехи борьбу малышей, которая заканчивалась дракой. В третьем классе меня столкнули бороться с Мишей. А Миша этот – Михаил Иванович Саночкин – майор гвардии, участник Великой Отечественной войны и разгрома Японской Квантунской армии, кавалер пяти орденов многих медалей. Умер 16 апреля 2001 года в городе Челябинске.

Пришлось мне, как и моим друзьям по классу пережить голодный год в 1933 году.

Жертвой голода стала двухлетняя сестренка Настенька.

Весной 1933 года отец был взят в трудовую армию. Он ручной пилой валил лес для строительства Магнитогорского металлургического завода и города. Вернулся домой в 1934 году и стал работать в Усть-Уйском мясомолочном совхозе на 5, а потом на 1 фермах.

Средней школы на ферме не было. В пятый класс вместе со своими старыми одноклассниками я поступил в Белгородскою среднюю школу. Здесь работали замечательные преподаватели математики, физики, русского языка и литературы.

Мы, все трое друзей, учились на «хорошо» и «отлично». Средняя школа имела огромное значение в моем воспитании и формировании как личности.

В тридцатые годы происходил величайший скачок в экономическом развитии: строились заводы, появлялась новая техника.

Мы жили среди героев страны, любили их и гордились ими.

Хотели быть такими же умными, отважными и нужными для страны. Все герои были или коммунистами или комсомольцами. В 1938 году мы все трое были приняты в члены Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодежи. Мы участвовали в литературном кружке, который вела Лидия Ивановна Шмакова. Драматическим кружком ставили спектакли в сельском клубе.

С приездом баяниста из Молдавии, ставшим учителем пения, организовывался хор, танцевальная группа и духовой оркестр. В оркестре я пел в хоре и играл на баяне. В 1939 году в школе преподавалось военное дело. Сдавали норму на значок ГТО, ГСО, когда получали, то с гордостью носили эти значки.

На стрельбище стреляли из боевой и малокалиберной винтовки, изучали станковый пулемет, участвовали в военных учениях в обороне, наступлению, умению ползать, рыть окоп и маскировку окопа, как использовать для себя предметы местности для маскировки. Коммунистическая партия и комсомол ничего не жалели для молодежи, чтобы вырастить ее здоровой, знающей, сильной, готовой трудиться и защищать свою Родину.

Мы хорошо знали, что в будущем нам придется воевать против германского фашизма.

В 1938 году фашисты Франко и Гитлер начали интервенцию против Республиканской Испании. На фронтах Испанской республики участвовали советские добровольцы летчики, танкисты, солдаты.

В 1939 году после захвата гитлеровскими войсками Польши, грозное дыхание войны коснулось наших границ. Мы выросли, стали юношами, воспитанными комсомолом в коммунистическом духе, мы через СМИ были в круге всех событий, происходящих в стране и мире. Партия большевиков наметила грандиозную программу пятилетки экономического и социального развития советской страны: развитие науки, культуры, сельского хозяйства, образование здравоохранение и увеличение военной мощи страны.

В III пятилетку страна быстрым темпом набирала военную и экономическую мощь, происходил процесс реконструкции производства. На новой технической основе – по выпуску высокого качества машин, танков, самолетов, артиллерии, паровозов, кораблей и подводных лодок. Но завершить этот процесс помешала война с фашистской Германией.

В 1941 году я закончил среднюю школу.

Получил с отличием аттестат и похвальную грамоту. Потом отправился домой в центральную усадьбу Усть-Уйского совхоза, Костюнин Лог за 35 км от школы.

Хотелось засветло попасть домой, сходить в баню и лечь спать. Но для этого надо было бежать. Как-то раз мы говорили о том, куда мне надо идти учится. Я ВЫБРАЛ АВИАЦИЮ.

Мама утром 22 июня 1941 года выключила радио, чтоб меня не будить. После сытного завтрак я решил пойти к своим товарищам на стадион. Здесь жили мои друзья. Когда я шел обратно, то на улице все закипишили, раньше такого ни разу я не видел. Я подумал, что кто-то умер.

На стадионе тоже образовывались группы людей. По дороге я встретил своего друга, который мне сказал, что сегодня утром по радио выступал Вячеслав Молотов с заявлением советского правительства о вторжении фашистских войск Германии на территорию СССР. Немцы бомбили с воздуха на бомбардировщиках города.

В этот трагический день началась Великая Отечественная война. Великая Отечественная война, длившаяся 1418 дней.

В первые дни войны центральным комитетом партии было принято постановление об образовании Комитета обороны во главе с Иосифом Сталиным – генеральным секретарем партии.

Вся власть страны была сосредоточена в руках ГКО. Вся экономика и все заводы сосредотачивались на продовольственное и производство вооружения для фронта. Лозунгом трудящихся страны был лозунг – «Все для фронта, все для Победы!».

С июля по январь 1941 года я работал рабочим по уборке урожая и сенокоса, зимой возил сено для скота.

27 января 1942 года был призван в Красную Армию и направлен на учебу в Свердловск на курсы радиста.

Занимались по ускоренной программе. Занимались с ключом по 12 – 14 часов в сутки. После занятий в ушах звенели сигналы морзянки. Кормили хорошими продуктами, но как детей в садике. Всегда чувствовали голод. Лицо осунулось, шея тонкая, глаза яркие, уши торчат, волоса машинкой наголо.

В тылу сидеть не хотелось. Наши одногодки-земляки уже сражались за Родину, а мы сидели за партой. Все хотели быстрее на фронт.

Курсы я окончил на «отлично», и вместе с такими ребятами из других отделений был направлен в Московскую школу радиоспециалистов, которая была эвакуирована из Москвы в город Уральск, недалеко от города Гурьева на реке Урал. Но через неделю в апреле нас отправили в город Москву на формирования новых дивизий и полков для отправки на фронт. Нас было 30 – 35 человек.

Мы проходили отборочную комиссию. Тех, кто прошел комиссию направляли в пехотные дивизии, в кавалерию танковой части. Я хотел попасть в авиационные полки. В комиссии сидели 3 офицера. Состоялась беседа. Спрашивали, кто я, откуда родом, кто родители, где они живут, чем занимаются, есть ли родственники или близкие за границей. На все вопросы я ответил. «Чем вы занимались в комсомольской организации?». Я сообщил о своей общественной работе в школе. Офицер спрашивает меня: «Где вы хотели бы служить?»

Я сказал: « Куда направите, там и буду бить фашистов».

Офицер поднимает газету со стола и показывает мне значок, похожий на орден Красного Знамени и говорит, что если я буду хорошо сражаться с врагами, то Родина меня наградит этим значком. Об этом значке я ничего не знал. Это был гвардейский значок, которым награждались солдаты и офицеры полков и дивизий, особо отличившихся в боях с немецко-фашистскими захватчиками.

Меня зачислили в 75 гвардейский минометный полк РС БМ-13 (реактивная артиллерия «Катюша»).

Такого оружия я еще не знал: «Хорошо это или плохо?»

Полк формировался в Красных казармах по хорошевскому шоссе города Москвы в апреле месяце. Пока боевых машин не было. Это было новое секретное оружие Советских войск, которому было суждено сыграть выдающуюся роль в Великой Отечественной войне!

Оружие БМ-13 создал молодой конструктор А.И. Попов один из создателей боевой установки и Д.А. Шитов – активный участник разработки реактивного снаряда М-13. Для отбора людей для комплектования батарей секретного оружия занималось специальная комиссия ЦК ВКП(б). В ракетные части направлялись только опытные артиллеристы из коммунистов и комсомольцев. Враг об этом оружии ни в коем случае не должен знать. Это строжайшая тайна. В чрезвычайном положении может быть один выход – установки взорвать. Командиром нашего полка был подполковник Гапич, командиром 354 дивизиона – капитан Петров, командиром 2-ой батареи старший лейтенант Цымлов Пётр Иванович. В составе 354 гв. дивизиона: радисты – 3 человека, линейные связисты – 9 человек. Всего было 12 человек.

Мы знаем, какое огромное значение имеет связь в боевых условиях. Она должна работать, как часы, не прерываясь хоть на минуту. От нашей чёткой работы зависит жизнь сотен и тысячи солдат. От нас, нашей работы зависит управление войсками от батареи до командующего фронтом. Ни один ракетный залп без нашего участия не обходится. За Р.С. «Катюш» охотилась и днём и ночью на земле и в воздухе фашистская разведка.

В начале июня 1942 года обстановка на Воронежском фронте резко ухудшилась. Оборона на стыке Брянского и Юго-Западного фронтов оказалось прорванной на глубину до 80 км. Немцы хотели захватить город Воронеж. Навстречу врагу двинулась 5-ая танковая армия и наш 75 гвардейский миномётный полк Р.С. М-13. В июле мы дали ракетный залп по скоплению немецких войск в деревне Щучья на Дону южнее Воронежа. Немцы понесли большие потери в живой силе и технике, были уничтожены танки и склады боеприпасов, склады горючего. Деревня на левом берегу Дона была взята с небольшими потерями. Наша группа линейных связистов отлично справилась с боевым заданием и получила благодарность командира дивизиона капитана Петрова. Это был наш первый испытательный залп Катюши. Это было удивительное зрелище и мощный удар по противнику.

В течение июля-августа наш 75 гвардейский полк сражался на Воронежском фронте под горами Коротояк. Дивизион наш базировался на окраине деревни и у озера Задонское. «Катюши» были зарыты в землю, сверху закрыли сеткой, набросали сухой травы, как вокруг на поле. 18 суток немецкие самолёты-разведчики не могли определить, где мы скрываемся. Они сумели разведать полковой штаб и накрыть его артиллерией. Погиб начальник полка, были ранены офицеры. Майора похоронили на площади райцентра. Только через 18 суток немцы открыли огонь по нашей базе ракетного дивизиона. Были выведены из строя две установки, два человека ранило. Машины перевели дальше от фронта в каньон.

За боевые сражения с врагом под Картаеком генерал-майор Ф.И. Харитонов вручил нашему полку гвардейское знамя и нагрудные значки «Гвардия». Нашему дивизиону вручили подарок – концертный баян, который вручил перед строем дивизиона мне как баянисту. Для нашего дивизиона, для солдат это была самая высокая награда. Мою музыку слушали не только связисты нашего дивизиона, но и связисты на передовой дивизии. Был такой случай.

В начале августа 42 года на Воронежском и Юго-Западном фронте шли бои местного значения. На фронте было относительно тихо. Поэтому по случаю награждения полка Гвардейским Знаменем, под которым мы дали клятву Родине: разгромить врага до полной победы в Берлине, командующий 6-ой армией генерал-майор Ф.М. Харитонов для офицеров полка организовал торжественный приём в райцентре, на котором я присутствовал. В своём выступлении он охарактеризовал сложившееся положение на фронте и той дивизии, в которую мы входили, о возрастаниях в дивизиях вооружения, новой техники, удары по врагу по своей мощи увеличиваются.

На столах было подготовлено фронтовое угощение. Было очень хорошее настроение, весело, офицеры пели песни под мой баян, говорили о фронтовых делах, о нуждах солдат и офицеров.

Мы знали, что тишины на фронте долго не бывает. За тишиной обязательно разразится гроза. Была она уже не далеко.

В ноябре наш 75 гвардейский полк входил в состав 5-й танковой армии сосредоточенной на Юго-Западном фронте в р-не Серафимовичи. В ночь с 18 на 19 ноября наш полк в плотном тумане выехал на огневую позицию залпа, где был заготовлен большой склад ракетных зарядов. Часов в 5 утра мы с расчётом установок зарядили «Катюши» и ждали приказа огня.

На нашем участке было сосредоточено 60 орудий на 1 километр фронта. Кроме этого находилось 108 боевых машин М-13 и М-8, 428 пусковых станков М-30 и 21 армия наступления. (Это данные Генерального штаба).

19 ноября в 730 утра 7,250 установок и пусковых станков обрушили на фашистов 10 тысяч снарядов. На каждую установку приходилось от 10 до 20 залпов. Общее количество снарядов «Катюши» доходило до миллиона штук.

80 минут бушевал над Донской степью смертоносный ураган, настигая гитлеровцев повсюду: в траншеях, у орудий и пулемётов, на наблюдательных пунктах.

После штурма передовых позиций врага 1-й корпус пятой танковой армии и 75 гвардейский полк подполковника Гапича рванулись вперед и с ходу овладели хутором Большое. Узел сопротивления в 350 га залпом дивизионов был разрушен до основания.

Из 120 хуторских строений, большей частью превращённых в огневые точки не уцелело ни одного.

Я приведу пример участия в боевых операциях нашего 75 гвардейского полка, описанном в книге Дегтярева «Катюши на поле боя».

«С первых дней контрнаступления полки «Катюши» удачно взаимодействовали со ствольной артиллерией, в том числе с истребительно-противотанковыми частями.

21 ноября части 26-го танкового корпуса натолкнулись на сильный опорный пункт противника в Большой Донщине, предприняли обходный манёвр в сторону хутора Перелазовский и Липовский. Приданным корпусу 75 гвардейскому миномётному полку и 33-му истребительно-противотанковому артиллерийскому полку (ИПТАП) было приказано прикрыть этот манёвр с фланга, оказывающегося открытым. Командиры полков расположились на одном наблюдательном пункте. Командир 75 Г МП подполковник Н.Г. Гапич тут же приказал одному дивизиону быть готовым дать залп по рубежу возможного развёртывания врага.

Гитлеровцы не заставили долго ждать себя – вскоре же начали контратаку, нацеленную на обнажённый фланг танковых подразделений.

12 танков неслись, грохоча гусеницами и стреляя на ходу, но осеклись, попав под огонь дивизиона. Их боевой порядок рассыпался и этим воспользовался 33 ИПТАП, стреляя прямой наводкой. Шесть вражеских танков вспыхнули подобно свечам, два потеряли ход от попадания снарядов в гусеницы, а остальные четыре повернули обратно. Спустя полчаса гитлеровцы снова попытались контратаковать двумя группами по 20 танков.

Командиры Г МП и ИПТАП повторили тактический приём только что принёсший успех. Гвардейские миномётчики дали залп двумя дивизионами (это 16 орудий «Катюши» и выпустили 256 снарядов) расстроили боевой порядок танков. Артиллеристы били по танкам прямой наводкой на поле остались подбитые машины, остальные повернули назад.

Поле боя напоминало пожарище. Стелилась гарь. Ветер развевал странный запах обгоревшего металла. Обожжённая чёрная земля была изрыта воронками. И повсюду – трупы, трупы артиллеристов…»

20 ноября разгорелся танковый бой под хутором Перелазовским. После жаркого боя танков “Катюши”, артиллерии Перелазовский был взят.

23 ноября 1942 года Юго-Западный фронт и Сталинградский соединились в р-не Калач и Советский, окружив 300 000 группировку противника.

Реактивная артиллерия показала себя в боях, как мощная огневая сила, эффективно поддерживала пехоту и танки в наступлении. Исключительно ярко проявились такие её главные качества, как подвижность, манёвренность. Артиллерия стяжала себе право называться «богом войны». За 6 дней боёв «Катюши» произвели 252 дивизионных, 216 батарейных залпов и 275 отдельных пунктов установками, израсходовано 50 тысяч снарядов.

К концу декабря 1942 года Юго-Западный фронт разгромили 8-ю Итальянскую армию и соединения 3-й Румынской армии. В зимнюю компанию наш полк освобождал в боях города Морозовск, Миллерово и весной 1943 года после переформирования и получения новой боевой техники, полк участвовал в боях под городом Купянск, летом под Белгородом на Курской дуге. В боях на Изюмбарвенском направлении я был в бою тяжело ранен и после 8-ми месячного лечения демобилизован с инвалидностью II группы.

14 марта 1944 года я из Свердловского госпиталя вернулся домой на костылях. Осколки снаряда остались в ногах, руках, голове. Вес тела составлял 48 кг. (было 74 кг.). Гражданской специальности никакой. По карточке мне выдали 400 грамм хлеба и пенсию в 120 руб. в месяц. На такие деньги прожить было нельзя. В райкоме комсомола я встал на учёт. Состоялась беседа с секретарём Райкома Таранченко Иваном Ивановичем. Он пообещал мне подыскать работу. Шло время. Вопрос не решался.

Но вот в июне числа 5-го Иван Иванович приехал ко мне и сообщил, что есть решение бюро РК комсомола о направлении меня на учёбу на годичные партийные курсы и я дал согласие.

1-го июня 1944 года я явился в Курганский обком комсомола и был зачислен на учёбу. Курсы я закончил с красным дипломом в апреле 1945 года. С 1945 по 1946 год работал первым секретарём Косулинского   РК ВЛКСМ Курганской области.

В июне 1946 года отрылись раны, и я был госпитализирован. В мае 1947 года я приехал в Челябинск Горком комсомола с целью устроиться на работу.

Комсомольцы завода «Колющенко» 4-го цеха меня избрали секретарём. Работа была интересная. Работали здорово, ежемесячно перевыполняли нормы на 150-180 процентов, осваивали выпуск новой техники, бульдозеров и скреперов, в которых нуждались строители по восстановлению разрушенного войной народного хозяйства.

20 августа 1947 года после сдачи экзаменов меня приняли на учёбу в Челябинский Государственный педагогический институт. На I курсе меня избрали членом бюро комитета комсомола. По организационной и идейно-политической работе, по спортивным достижениям комсомольцев института, по художественной самодеятельности и оказания совхозам и колхозам шефской помощи по уборке урожая, институт занимал I место в городе. Это было самое творческое и счастливое время в моей жизни. Фронтовиков в институте было много. Все с азартом грызли гранит науки. Директором института работал кандидат наук Жданов В.А. Курс истории СССР читал кандидат наук Карманов Анатолий Андреевич, средние века читала Светлана Леонидовна Мадало, средневековую литературу читал доцент Кирсанов, курс марксизма-ленинизма читала кандидат наук Ахуомова Лидия Григорьевна и другие.

Диплом учителя истории средней школы я получил в конце июля 1951 года и был направлен в школу №41 г. Челябинска, с 1952 года работал в средней школе №91, с января 1958 по 1968 года директором 95 школы и 24 средней школы в Металлургическом районе города Челябинска. Общий стаж педагогической работы составлял 38 лет.

Как коммунист с 1948 года я выполнял партийные поручения, был нештатным пропагандистом РК партии, секретарём партийных организаций школ № 41 и 91.

Мой труд отмечался похвальными грамотами райкома и грамота партии города Челябинска. Мой ратный труд в должности старшего радиста 354 гвардейского дивизиона БМ-13 75 гвардейского миномётного полка отмечен наградой медалью «За Отвагу» и «Орденом Отечественной войны первой степени» и многими медалями.

В 1952 году я женился на студентке Челябинского медицинского института, Борковской Евгении Викентьеве, окончившей институт с отличием и проработавшей всю свою жизнь врачом в Металлургическом и Курчатовском районах города Челябинска. Мы имеем любимых детей сына Виктора – штурмана авиации и дочь Нину – врача-рентгенолога, двух внуков и двух внучек. Главным в своей жизни считаю, что я внёс часть своей жизни в освободительную борьбу советского народа в Великой Отечественной войне против озверелого фашизма. Очень был счастлив, что жил в прекрасной, гуманной советской социалистической стране, где меня окружали счастливые, свободные, добрые, мной любимые, умные и весёлые люди.

Низкий поклон Им!

Буду счастлив и на том свете, если придут к власти в России патриоты Родины из рабочих и крестьян.

Да будет Так!