Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение "Cредняя общеобразовательная школа с углубленным изучением отдельных предметов №104 г.Челябинска"

454016 г. Челябинск, ул. Братьев Кашириных, 103б
ДИРЕКТОР
ПЕТРОВА ОЛЬГА ВИКТОРОВНА
Часы приема: среда 1500- 1700
ПРИЕМНАЯ:

+ 7(351) 797-23-15

mou-104@mail.ru
ВАХТА

+ 7(351) 793-03-11

mou-104@mail.ru


Вырышева Мария Никифоровна

Вырышева Мария Никифоровна

                

Мария Никифоровна родилась 12.01.1923 г. В деревне Введёнка Мишкинского района Курганской области.

Позже, когда уже шла коллективизация, переехали в Ленинку. Там была создана коммуна. Была общая столовая, пекарня, было общежитие, баня, школа 4-х классная, большой клуб, амбары. В этой коммуне Мария Никифоровна закончила 4 класса. Так получилось, что коммуна распалась – все разъехались, семья Марии Никифоровны переехала в деревню Васильевка. А учиться дальше пришлось в деревне Коровье, она находилась в 15 км. от Васильевки. Закончила там 7 классов. Школа восьмилетка находилась в Мишкино. «Увозили нас туда, - вспоминает Мария Никифоровна, - в понедельник, там мы жили всю неделю - кто в общежитии, кто на квартире». С 16 лет Мария Никифоровна уже работала в колхозе. В это время семья уже жила в Пестово. Трое братьев и сестра учились в Введенке, а Мария учиться больше не пришлось, – нужно было работать. Работала на разных работах, - продолжает.

Мария Никифоровна – рожь вязала, косила, зимой возили сено на ферму, веяли зерно, вот такой была работа. Да и дома работа была – держали хозяйство. Овцы были, корова, куры, лошадь была, потому что отец лесником был. Жили неплохо – средне. Отец зимой катал валенки. А нас заставляли теребить шерсть, у каждого была своя норма. А потом началась война. Молодежь забрали в Челябинск, в шахты. А меня направили учиться штурвального. Училась в 1941 г. 3 месяца. Комбайнёров и трактористов в деревне уже не было. Мужчин призвали в армию. Летом, после курсов Мария Никифоровна уже работала штурвальным на комбайне. Штурвальные регулировали высоту “колеса” в зависимости от высоты пшеницы. А зимой эти комбайны увозили в Мишкино, там их ремонтировали. А если в поле ломался комбайн, “берешь ключи и идёшь ремонтировать сам”. Утром рабочий день начинался в 6 утра. “Заправляешь комбайн, промазываешь его. В 8 часов приходил тракторист и комбайнёр. А комбайны были тогда не “самоходка”, а их таскали трактора. Тракторист трактор заводит, подхватывает наш комбайн и повёз. Комбайны были “Коммунар и “Сталинец”. Я работала на “Коммунаре”. Он немного поменьше “Сталинца”. Работа длилась с утра и до вечера. ”Если день хороший – то до позднего вечера. В ненастную погоду не работали. Работа была очень трудной. Работали за трудодни, выплачивали зерном. Это зерно потом сами везли на мельницу, мололи. Мужчин в деревне было мало. На комбайне с Марией Никифоровной работал пожилой комбайнёр. Они вместе отработали два сезона, потом он заболел воспалением легких и умер. “В третий сезон мне присылали военного, а затем меня стали посылать учиться на комбайнёра в город. Комбайн – то надо заводить ручкой, как трактор. Ну а мне 17 лет – разве мне завести комбайн? И я поехала на курсы. Меня на работу не принимают. Мама плачет: ”Посадят тебя, война ведь”. А я: “Ну поеду, поучусь, а потом подойду к нему – сяду рядом и буду плакать,- мне же его не завести”. На работу Марию Никифоровну после этого так и не приняли. В Челябинске в это время у Марии Никифоровны уже работал брат, работал в НКВД. Она приехала к нему. Его жена работала санитаркой в детской поликлинике (по Кирова 76). Она помогла устроиться в зубной кабинет санитаркой. Проработала 8 месяцев, а затем пошла учиться на клинического лаборанта. Проработала лаборантом в детской поликлинике 30 лет. В больнице по Кирова 76 было еще печное отопление. “И вот подгоняет трамвай, - вспоминает Мария Никифоровна, - мы садимся в него, едем в Гортоп, нагрузили там уголь и едем назад, сгрузим, потом ведрами таскали уголь в сарайку. Эта больница находилась в угловом здании (ул. 8 марта и ул. Кирова). Затем поликлинику перевели на Цвилинга 10, в деревянный угловой дом. Затем, в новое здание по Энгельса 61, после переехали по новому адресу – Коммуны125, а затем, когда Северо-запад расстроился, на Калинина 28, филиал,- там и работала. И на пенсию Мария Никифоровна ушла уже из поликлиники №4, которая находиться по улице Братьев Кашириных.

“Так получилось, что в 1443 г. пришлось уехать из деревни. ”Если бы не история с курсами – ни за что бы не уехала оттуда”. Сначала грозились матери, что будут разыскивать меня. Но брат помог, сделал мне временный паспорт, прописал. Так и осталась в городе. А семья жила в деревне. Ребята учились, мама в колхозе работала, отец был лесником. Ну а я в Челябинске, слышали каменный карьер? Шершни есть. Там с Николаем Ивановичем прожили 30 лет. Это небольшой посёлок был, жил там мой дядя, мамин брат. Мы пришли в гости к нему. Вечером вышли, молодежь собралась там и мы, познакомились. Потом решили пожениться. Николай Иванович работал в лесничестве. Ему выписали лес, и мы начали строить дом. Работала на улице Энгельса, а жили на карьере. На работу ходила пешком, тогда автобусы не ходили. Зимой вот снегу наметет, и идешь по колено в снегу. А потом, когда подросла Наташа, я её водила на мельзавод в детский сад. И вот с каменного карьера идешь 2 км. до мельзавода, до детского садика. Наташу в садике оставлю, и иду лесом на работу. Отработаю до двух часов, прихожу на мельзавод, заберу Наташу и иду домой. В общем, досталось и во время войны и после. Если до октября доживем, будет 60 лет – это брильянтовая свадьба. 30 октября юбилей. У нас двое детей – сын Саша и дочь Наташа. Сын закончил строительный техникум, работал прорабом на стройке. Наташа работала на заводе. Сейчас они на пенсии. У нас четверо внуков и шесть правнуков. Сейчас у меня двое братьев и сестра. Один брат Саша (1925г.р.) не вернулся с фронта, другой, Андрей – инвалидом вернулся. Затем, когда все пришли, прописались у меня, устроились на ЧТЗ. Родители жили в деревне. После смерти отца маму привезли сюда, в Челябинске мама жила у меня, у сестры. Здесь мы её и похоронили.

В заключение беседы Мария Никифоровна вспомнила эпизод из деревенской жизни. ”Зимой на дровнях ездила за соломой. А по глубокому снегу лошадь не идёт. Я иду впереди и веду её. Она мне как наступила на валенок. Я вылезла из валенка, легла, трясу ногой – больно. А лошадь остановилась – не пошла. Я валенок вытащила, надела. А солому всё-таки привезла”.

Очень тяжело: и в колхозе, и здесь. Но мне кажется, мы прожили хорошую жизнь. Было трудно, но хорошо».